√Ћј¬Ќјя  ќЌ“ј “џ
 
—»—“≈ћј ѕќЋ≈«Ќќ√ќ ѕ»“јЌ»я
ѕ–ќ“»¬ќћ» –ќЅЌџ≈ јѕѕј–ј“џ "Ѕ»ќ‘ќЌ"
‘ќ“ќЌЌџ… ¬≈Ќ“»Ћя“ќ– ЂЁ¬–» ї
ћј—Ћќ“≈–јѕ»я
√»√»≈Ќј
Ё ќЋќ√»я
‘»«»„≈— »≈ Ќј√–”« »
ƒџ’јЌ»≈
ѕ—»’ќЋќ√»я «ƒќ–ќ¬№я
ћ≈ƒ»“ј÷»я
¬»“јћ»Ќџ » ¬»“јћ»Ќќ“≈–јѕ»я
ѕ–ќ‘»Ћј “» ј
—ќ¬–≈ћ≈ЌЌјя ћ≈ƒ»÷»Ќј
ƒ≈ѕќЋя–»«ј÷»ќЌЌјя “≈–јѕ»я
„ј≈“≈–јѕ»я
 ќ‘≈“≈–јѕ»я
¬»Ќќ“≈–јѕ»я
Ѕ»ќЋќ ј÷»я
Ќќ¬ќ—“»
¬ќѕ–ќ—-ќ“¬≈“
ќЅ–ј“Ќјя —¬я«№
ѕќ»— 

—ќ¬–≈ћ≈ЌЌјя ћ≈ƒ»÷»Ќј
* * *

   ¬ начале нашего века нар€ду с революцией в области физики и химии и дальнейшим развитием математики мы наблюдаем значительное отставание медицинской науки. ¬ медицине мы находимс€ еще в предреволюционном периоде. ќдна концепци€ смен€ет другую.
   ƒес€тилети€ми в медицине работают напр€женно, но без точно определенного плана, не методично, броса€сь то в одно течение, то в другое. »стинна€ же наука Ч это не только накопление отдельных фактов, это прежде всего познание взаимосв€зей и определенных биологических законов. Ќеобходимо подчеркнуть, что объем неизвестного в медицине превосходит объем известного. “рудности врачебного искусства в гораздо меньшей степени происход€т от недостатка эффективных средств, чем от самого их применени€. Ќадо подвести баланс наших научных знаний Ч у€снить наши потребности, то, что уже окончательно достигнуто и чего мы еще не знаем.
   „тобы вскрыть св€зь €влений, часто приходитс€ обращатьс€ к старому. Ќадо начать с того, чтобы научитьс€ забывать ненужное. ƒороги прошлого усе€ны осколками многочисленных доктрин. ¬ результате получилась та мозаика противоречивых идей или реб€ческий дидактизм, которые мы наблюдаем. Ќесмотр€ на богатство медицинской литературы, или даже вследствие его, нагромождаютс€ обломки фактов без синтезирующих идей. Ћитература душит клинический разум.
   ћежду тем наука о больном человеке должна оставатьс€ прежде всего проблемой наблюдений за человеком. ћы должны вновь изучить жизнь, а именно жизнь в целом. ћы должны вновь изучить анатомию, физиологию, патологию и терапию. ћедицинска€ мысль еще слишком пропитана сведени€ми из патологической анатомии органов. “руд Ћаэннека, без сомнени€, большой успех в медицинской науке. ћы не собираемс€ умал€ть достижени€ патологической анатомии, но неразумно, как отмечает проф. –оже (Roger), спрашивать у смерти объ€снени€ тайны €влений, наблюдаемых в течение жизни. Ќаша физиологи€ носит еще чисто лабораторный характер. “о, что мы знаем, есть физиологи€ животных, а не человека.
   — другой стороны, в нашем организме в любое мгновение существует намного больше физиологических возможностей, чем об этом говорит сама физиологи€. Ќо нужна болезнь, чтобы эти возможности отрылись нам. Ќикогда не надо забывать, что большое число болезней первоначально €вл€етс€ на деле только незначительными отклонени€ми от физиологических процессов. ј мы их часто не знаем. ћы не знаем даже механизма расширени€ сосудов, в то врем€ как эти процессы ежедневно встречаютс€ в самой элементарной патологии. Ќам почти полностью неизвестно, что регулирует жизнь соединительной ткани, образующей рубцы, заживл€ющей наши раны после хирургического вмешательства, возмещающей утраченное вещество в органах, деформированных туберкулезом, сифилисом, алкоголизмом и другими болезн€ми.
   Ќам неизвестно соотношение соединительной ткани с функционированием других тканей. », однако, эта ткань, этот неутомимый восстановитель, становитс€ причиной медленного отмирани€ пораженных склерозом органов. —клероз легких, почечный склероз, артериосклероз, склероз печени Ч это всегда сморщивание органов соединительной тканью.
   ј теперь о гуморальной патологии. ќна должна быть почти заново создана. √уморальна€ патологи€ Ч это количественные и качественные нарушени€ состава жидкостей организма. јнатомическое строение Ч это только остов, на который опираетс€ функци€; в основе каждого повреждени€ лежит нарушенна€ функци€. ¬сегда нужно думать о том, что болезнь есть нарушение физиологических €влений. ƒиктатура медицинской аппаратуры сопровождаетс€ крушением клинического наблюдени€.  роме того, слишком резкие границы были установлены между различными заболевани€ми ради их классификации. Ѕолезнетворные процессы, безусловно, не так многочисленны и не так существенно различны, как мы о них думаем.
   ” нас есть схема, котора€ гласит: причина-повреждение-симптомы. Ћечение прежде всего обращено на местное повреждение. ћежду причиной и повреждением, между повреждением и симптомами неизменно вклиниваетс€ нарушение (сначала минимальное) функций организма. Ёто нарушение функций часто и рождает повреждение.
   "Ѕолезнь, Ч пишет Ћериш (Leriche, 1955), Ч это драма в двух актах, из которых первый разыгрываетс€ в угрюмой тишине наших тканей, при погашенных огн€х.  огда по€вл€етс€ боль или другие непри€тные €влени€, это почти всегда уже второй акт".
   Ќе существует локальных заболеваний, болезней органов. Ѕолен всегда человек в целом. Ќе существует локального лечени€. Ќет ни одного терапевтического меропри€ти€, которое не производило бы больших или меньших гуморальных изменений в организме. ћалейший терапевтический акт, даже самый незначительный, имеет важные биологические последстви€, вызывает сложные химические €влени€, движение жидкостей, лейкоцитарные перемещени€, вазомоторные действи€. ¬рач будущего должен изучить многозначительную ценность этих мельчайших €влений. ќн должен знать, что можно быть великим экспериментатором, никогда не вскрыв ни одного кролика.
   Ќужно думать о взаимодействии всех органов. ƒыхание, питание, выделение каждого больного должны быть тщательно изучены, но не надо запутыватьс€ в мелких детал€х. Ќужно дл€ каждого больного установить иерархию диагностических показателей.  линика должна использовать лабораторные и рентгенологические данные, но последнее слово принадлежит клинике. Ћаборатори€ и рентген Ч это эксперты, судьей же €вл€етс€ клиника.
   ћы можем быть превосходными эмпириками и останемс€ ими, но это не освобождает нас от об€занности иметь солидные, очень солидные познани€ во всех науках, в области медицинской техники и клинических знаний. ћы еще слишком мало знаем о мозге, позволившем человеку открыть и познать мир.
   ѕо мнению ƒелора (Delore), наша так называема€ научна€ медицина находитс€ еще в периоде младенчества. ≈й нет и ста лет. ќна и в насто€щее врем€ не вышла из переходного возраста.
   Ѕлижайша€ революци€ в медицине не создаст анархии или полного уничтожени€. Ќаоборот, она придет, чтобы навести пор€док и строить, чтобы установить четкие новые принципы и одновременно вернутьс€ к старым, правильным, но совсем забытым. Ќам нужны направл€ющие идеи. Ѕез "равнени€ в строю" получаетс€ не арми€, а толпа.
   ¬ медицинское обучение нужно ввести цифры, воображение и фантазию. јнатоми€ и гистологи€ преподаютс€ в течение веков. Ќо мало кто отдает себе €сный отчет в том, что наши точные анатомические познани€ представл€ют собой лишь грубые цифры подлинной структуры, архитектуры и размеров органов.
    огда каждый студент будет знать, что обща€ длина капилл€ров взрослого человека достигает 100 000 км, что длина почечных капилл€ров достигает 60 км, что размер всех капилл€ров, открытых и распластанных на поверхности, составл€ет 600 м , что поверхность легочных альвеол составл€ет почти 8000 м ( рог), когда подсчитают длину капилл€ров каждого органа и площадь поверхности каждого органа, когда создадут "развернутую анатомию" Ч насто€щую физиологическую анатомию Ч много гордых столпов классического догматизма и мумифицированной рутины рухнет без атак и без сражений!
   — такими иде€ми мы сможем достигнуть значительно более безвредной терапии, развернута€ анатоми€ заставит нас уважать жизнь тканей при каждом медицинском вмешательстве.
   Ќаблюдение, терпение, настойчивость, критический подход и обдумывание Ч вот лучшие помощники истинной медицины.
    ажда€ жива€ молекула Ч это функциональна€ ассоциаци€ атомов, способных, с одной стороны, стимулировать прит€жение или отталкивание, с другой Ч соедин€тьс€ с другими молекулами.
   —овокупность энзимов Ч это громадна€ лаборатори€, котора€ посто€нно порождает взаимодействи€ частичек пор€дка миллионной или миллиардной доли миллиметра; жизнь торжествует, господствует, упор€дочивает этот крошечный хаос, организу€ неумолимый и полный мудрости пор€док, сохран€€ структуру клеток, тканей, органов, регулиру€ посто€нную температуру, кровообращение, выделение.
   »деи современной биохимии, физиологии и фармакологии останутс€ беспочвенными мечтани€ми, если вообразить, что они могут своими средствами изменить величественный поток жизни. ∆изнь избегает грубых, аритмичных, неуправл€емых взрывов. Ќебольшие изменени€, маленькие химические реакции при умеренной температуре дают организму сопротивл€емость крепче стали и направл€ютс€ с точностью и тонкостью, не свойственной технике термитов. ¬ этом "велика€ мудрость организма" (Cannon).
   ¬рачи могут многое сделать дл€ сохранени€ и продлени€ жизни, если они будут всегда уважать эту "мудрость организма".
   ¬ старом доме классической медицины есть бесчисленные сокровища. Ќо эти сокровища разбросаны в подвалах и на чердаках, забыты, оставлены без внимани€, покрыты пылью. „тобы обнаружить эти драгоценные частицы знаний, чтобы сделать отбор, нужно быть вооруженным направл€ющими иде€ми, доктринальным ситом дл€ отсеивани€ ценных крупиц.
   Ќагромождение мрамора Ч еще не стату€. Ќагромождение впечатлений Ч еще не мысль. Ѕелизна мрамора и его чистота необходимы дл€ создани€ хорошей статуи. Ѕеспристрастие, четкость впечатлений необходимы, чтобы мысль была €сной и строгой.
   ѕридет врем€, когда биологи, физиологи, врачи, расшир€€ свою несовершенную оптику, познают с восхищением мудрость организма, столь хрупкого и в то же врем€ столь способного к сопротивлению. √лубокое понимание мудрости жизни проникнет в философию и науку.

* * *

   ƒо сих пор мы не имеем насто€щего труда по физиологии человека. —уществует только физиологи€ животных, основанна€ на бесчисленных опытах на лабораторных животных. Ќо у них состав внеЧ и внутриклеточных жидкостей совершенно отличен от гуморального состава человеческого организма. Ќапример, в соках организма собаки содержитс€ гораздо меньше кали€ и гораздо больше хлористого натри€, чем у человека. ѕроцент гистамина у собаки отличен от такового у человека.  ролики, морские свинки Ч животные траво€дные, человек плото€ден и все€ден. Ћ€гушки и мыши в видовом отношении, тем более, далеки от человека. Ѕольшинство опытов на лабораторных животных производилось в атмосфере принуждени€. ∆ивотные в опытах св€заны, изранены физически и морально отравлены. ќни содержатс€ в плохо проветренных клетках, функции их ненормальны.
   ћы не отрицаем огромного значени€ физиологии животных, но мы думаем, что нужно принимать во внимание услови€ жизни лабораторных животных, дл€ того чтобы иметь право делать не слишком поспешные выводы. »бо бывают случаи, когда мучительные физиологические опыты на животных ведут к "вымученным" выводам.

* * *

   “ерапи€ забыла аутофармакологию организма. —уществует неумолимый свидетель вредности современной терапии. »м€ ему "госпитализаци€". –ечь идет о заболевани€х, вызываемых пребыванием в палатах больницы. Ёта нелепость известна: учреждени€, созданные дл€ лечени€, иногда сами €вл€ютс€ источниками инфекции. » совесть общественной безопасности, и совесть армии врачей остаетс€ спокойной и безм€тежной.
   „тобы физиологическое мышление стало €сным, оно должно в рамки своих исследований включить идею ауторегул€ции.  линическое и терапевтическое мышление должно подчин€тьс€ вездесущему самоизлечению и аутофармакологии.
   Ќездоровое изобилие фармацевтического арсенала должно уступить место применению минимума лекарств, не вред€щих организму, но стимулирующих его защитные реакции, чтобы сн€ть блокаду с механизмов ауторегул€ции.
   Ѕолее ста лет назад великий французский клиницист “руссо (Trousseau) поставил в медицинской клинике следующий опыт. ¬ течение года он вел 50 % всех больных одной и той же болезнью без лекарств, а другие 50 % больных той же болезнью лечил обычными лекарствами. ѕроцент выздоровлени€Ч был один и тот же в обеих группах. Ётот замечательный урок совершенно забыт.

* * *

   ¬место того чтобы воздвигать и увеличивать вавилонскую башню, полную мелких деталей, конечно, интересных, но не имеющих значени€ дл€ нашей терапевтической де€тельности, клиницисты должны думать о больших ресурсах, больших пространствах, большой быстроте реакций нашего организма. Ќужно в корне изменить перспективы физиопатологии. Ќашей помощи ждут не 50-60 кг живой массы больного, а 200 га коллоидальной орошаемой поверхности, на которой 140 га орошены внеЧ и внутриклеточными жидкост€ми.
   Ёти поверхности подобны озерам с живой органической водой. Ёто органы, поверхность которых далека от наших классических представлений Ч сердце имеет массу около 350 г, почки 75 г, мозг 1400 г, кожа 6 кг при поверхности в 2.6 м . –азмеры, цифры верны, перспективы наивны и иллюзорны.
   ћириады клеток, мириады мириадов диастаз, биохимических реакций, бесчисленные расщеплени€, бесчисленные головокружительно быстрые восстановлени€, бесчисленные взрывы в каждой точке этого ультрадинамического пейзажа питают, вентилируют, очищают бесчисленную армию клеток, которые €вл€ютс€ источником голода, жажды, ощущений, мысли, искусства, любви, преступлений, возвышенных самопожертвований, ≈сли мы останемс€ претенциозными, если мы сохраним свои ультранаучные пон€ти€, если мы не исполнимс€ изумлением перед этими чудесами организма, мы останемс€ маленькими беспомощными ремесленниками со своими маленькими штукатурными работами, раздутыми лженауками, запертыми в вавилонской башне, где биохимики, физиологи, специалисты поддерживают "диалог слона с л€гушкой".
   ѕеред хроническими болезн€ми современна€ медицина, несмотр€ на так называемые великие достижени€ последних лет, почти бессильна. ќстава€сь скромными садовниками на вверенных нашему искусству двухстах гектарах, стара€сь выравн€ть энергетический баланс, улучша€ почву, направл€€ орошение, проветривание, дренирование почвы, мы добиваемс€ значительных результатов. –оль фармакологии останетс€ тогда очень, очень скромной и всегда безвредной.
   ѕродолжа€ вторгающуюс€ фармакологическую вакханалию, мы придем к окончательному крушению обесчеловеченной и техницизированной медицины. ¬ клинике нужно обучать студентов глубокой наблюдательности, нужно научить истолковывать взгл€д больного, выражение его лица, замечать сухость или эластичность кожи; нужно, чтобы осмотр, перкусси€, аускультаци€, пальпаци€ снова зан€ли свое главенствующее место, нужно почти отказатьс€ от магических рентгеновских снимков, нужно снова научитьс€ физиологическому объ€снению болезненных признаков, нужно снова продумать значение неправильного ритма, нужно оценивать качество жизненных сил, установить границы поверхностей, плохо орошаемых, плохо проветриваемых, плохо дренируемых; нужно оп€ть научитьс€ считатьс€ с фактором времени, с анамнезом болезни и прежде всего нужно восстановить энергетический баланс. ¬се остальное сделает организм.
   „тобы стать действенной, медицина должна стать свободной от вс€кого псевдонаучного самодовольства. «абыть главное, углубитьс€ в детали, разграничивать их с безукоризненной точностью и в то же врем€ пренебрегать существенным Ч значит про€вл€ть непростительное легкомыслие. Ўирокий взгл€д Ч основа планировани€ и успешного осуществлени€. —пециалисты, знакомые с технической точностью деталей, живут и действуют в мире миражей, занимаютс€ мелкими заплатами, забыва€ о главных проблемах.

»з книги ј.«алманова
"“айна€ мудрость человеческого организма",
1958 год